Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Дождь
lamazo

Рассказ (эротика). Негодяи 5

[+18]эротика


Категория: Измена, Служебный роман

Картинка к рассказуГорький привкус разрыва

Успокоившись и прижавшись телами, любовники обсуждали дальнейшие действия. Вика фантазировала насчет её дальнейшей жизни здесь с маленьким сынишкой, сама себе с трудом представляя, как же совместить ребенка и чужого ему мужчину. Несколько раз услышав имя её сына, Денис, наконец, прервал её: — Ты это о ком? — О сыне. Он же будет здесь... со мной. Ты забыл, как его зовут? — Милая, ну что ты несёшь? Какой сын? Ведь я думал о нас... только о нас двоих. Боясь, что не расслышала, девушка переспросила: — О нас... ? А как же... А с кем же он... ? Эротично поглаживая сгиб её локтя, как она любила во время секса, мужчина покровительственно пояснил: — Ведь он же не сирота. У него папа и бабушки, и даже дедушки. Не пропадет. А здесь мне нужна только ты! И взглянув на её остановившийся взгляд, предвидя грядущие сложности с этим, он продолжил: — Милая, сама подумай, ну что он здесь будет делать. Чему мы его научим? Сексу? Ведь дети — это так сложно! Сплошное потерянное время! А время нам нужно друг для друга, правда?! Повернувшись к её озадаченному личику с написанными на нем вопросами, он предварил их единственным своим: — Ведь ты меня любишь? Так же, как я тебя?


Ошеломленная внезапно открывшейся правдой, Вика едва могла рассуждать здраво; в голове у неё проносились тысячи доводов, и ни один из них не мог устроить любовника. Самый простой и единственно верный, что она мать и не должна бросать своего ребенка, ей и самой казался неосуществимым здесь, в квартире Дениса, совершенно не приспособленной для жизни сынишки. Нет, эта квартира больше её, но здесь все подчинено их любви. Вот этот диван в гостиной — свидетель и участник волнующих любовных схваток, а эта большая кровать в спальной — полигон для новых изощреннейших любовных поз, которые придумывают они вместе и с удовольствием испытывают немедленно. Где здесь место её маленькому 3-летнему сыну? Что здесь будет делать он, когда она станет вечерами и ночами наслаждаться своей обретенной любовью? Денис прав — только они двое, и никто больше. Что же ей делать? Наблюдающий за работой её мысли, мужчина пальцем разгладил мелкие вертикальные морщинки меж её красиво изогнутых бровей и потянулся к её губам. И она ответила на его поцелуй, прильнув к его соскам дрогнувшими своими.

Ещё не раз кончив в неё этим судьбоносным вечером и не дождавшись никаких опасений с её стороны, Денис зажал в ладонях её расстроенное задумчивое личико и, целуя, удостоверился: — Мы обо всем договорились, милая? Значит, в ближайшее время переедешь? Я буду ждать! А ловко ты меня развела насчет предохранения... Да нет, я не в обиде. Шутка так шутка!

Ещё с порога увидев настороженное лицо мужа, Вика опустила глаза. Обсуждать свой уход прямо сейчас у неё не было сил и слов. — Вика... я звонил тебе на работу... искал тебя. Ты давно ушла оттуда... Ты скажешь, где бываешь? — Где ты взял мой рабочий номер? — вяло спросила она, стараясь не встречаться с ним взглядом. — В твоем телефоне. — Давно ты проверяешь мой телефон? — равнодушно продолжила она, надевая тапочки. — Недавно... я не проверяю... только посмотрел рабочий... мало ли что. Вика, что с тобой происходит? Эта вечная работа... эти поздние возвращения... мы почти не разговариваем. Что ты делаешь с нами, Вика? Сын скучает, вечно спрашивает о тебе... Я не знаю, что отвечать ему. Ты больше не хочешь быть с нами? Тебе лучше без нас? С кем ты проводишь вечера? Не заставляй меня задавать вопросы, на которые я не хочу получить ответы! Девушка попыталась быстро пройти мимо него в комнату, но он удержал е и обнял: — Вика любимая, скажи, что я ошибаюсь, скажи, что это все мне показалось! Что у нас все по-прежнему, и мы любим друг друга! В его голосе было больше сомнения, чем уверенности, и у Вики перехватило дыхание: впервые она ощутила укол совести, и ей было совсем нехорошо от этого. Было совершенно нечем утешить мужа, и так как он не выпускал её, ничего не оставалось, как взглянуть ему в лицо. — Последний раз, последний... — думалось ей. — Ты сам во всем виноват, сам... Зачем ты тогда заставил, уговорил меня? Если бы не ты, я не рожала бы, и никого бы не пришлось оставлять сегодня. Зачем все так, а не по-другому? Вика мучительно сжимала плечи мужа и никак не могла сконцентрировать внимание на его взгляде. А он все звал её, все что-то хотел от неё, задавал вопросы без ответа и обнимал так, как она когда-то любила, когда была почти девчонкой. — Если ты пообещаешь мне, что уйдешь с работы или хотя бы перестанешь задерживаться так надолго, то я ни о чем больше не спрошу и не вспомню... — эти слова надежды совершенно невозможно было слушать, они разрывали ей сердце, и чтоб остановить этот невыносимый поток обвинений, она обняла его голову и поцеловала.

Полночи Вика исступленно мучала Алексея и себя безостановочным сексом. Выпустив из себя иссякший член мужа, немного отдышавшись, девушка, не слушая недоуменного шепота парня, вновь приникала губами к его органу, покрытому её засохшими выделениями, или принималась энергично мастурбировать его. Не жалея себя, не зная усталости, терзала она послушное ей тело мужа, изумленно подчинявшегося ей и вскоре переставшего задавать вопросы. Будучи совершенно без сил, она лежала на спине и пыталась отдышаться, а горло все перехватывало странное удушье. Ей хотелось этой ночью, чтоб физическая опустошенность развеяла все тягостные мысли. Включая муки совести. Она прекрасно знала, что они вернутся утром, поэтому так постаралась измучить их обоих. Откатившись от многократно удовлетворенного мужа, она устроилась на краю кровати, напрасно заставляя себя заснуть. Перевозбуждение и чувство вины мешали успокоиться и погрузиться в спасительный сон. Муж в полусне обнял её, и она вздрогнула от его руки: та казалась раскаленной. Поставив будильник на раннее утро, она бросила попытки заставить себя заснуть и вскоре все же задремала.

Пока семья спала, Вика собрала свои вещи. Застегивая молнию сумки, заметила, что за ней наблюдает проснувшийся Алексей. В его взгляде не было удивления, он догадался. Он понял ещё вчера вечером, что она уходит, как и то, что не в силах вернуть её. Ночной секс-марафон — это так, прощальный гонг перед отплытием. Её уход мог и должен был случиться раньше, но запоздал на целых 4 года. Хотя он не хотел в этом признаваться, но давно предчувствовал, что Вика — не навсегда в его жизни. Она другая, чужая и малопонятная ему, из иной системы жизненных координат. Где любовь, семья, тихое счастье — не главное. Ей тягостно и скучно с ним... с ними... и она не в силах это скрыть. Вопрос её измены был делом времени. Она и так слишком долго держалась.

Вика размышляла, как завести разговор о сыне и что отвечать на вопросы о прошлой ночи, если таковые последуют. — Будешь жить у него? — чужим голосом спросил муж. — Да, квартира... — отозвалась Вика. — Сына я тебе не отдам, — предваряя тяжелое объяснение, выручил её Алексей, и девушка вздохнула с облегчением. Парень заметил: — Что, тот не звал с ребенком? Чужой не нужен? Своих будете делать? И вдруг вспомнил: — Ты уже тогда не хотела... Наверное, поэтому и не получилось. У неё не возникло гадкое желание все рассказать и помучить мужа. Зачем, ей и так хреново. Что, станет легче, если она ударит его побольнее? Он ни в чем не виноват. И хотя во всем случившемся с ней она привычно обвиняла мужа, себя ей было не обмануть. Все она!

— Если хочешь, я отвезу его в садик, — кивает Вика на спящего сына. — Не беспокойся о нас, справимся. Мы уже давно без тебя — и ничего. Мама поможет. Да и твоя тоже, — уже спокойным тоном. — А ты уверена в нём, кто позвал тебя? Он свободен? На улице не окажешься? Вика независимо вскинула голову, но не успела изобразить полную уверенность. — Значит, женат, — тихо констатировал Алексей. — Я угадал? — Я приду... буду приходить к сыну... Ты не против? — неуверенно произнесла девушка. — Конечно, приходи... Только зачем? Да тебе и самой скоро надоест... Это не твоё! Вот увидишь! Девушка потопталась у двери, несколько раз попыталась что-то сказать, но передумала и вышла. Уже садясь в машину, она вспомнила, что не наложила макияж, секунду подумала над этим и завела двигатель.

— Правда, все в порядке? — Денис потянул её за руку и усадил к себе на колени. Они сидели в его кабинете, куда Вика занесла документы; девушка неестественно прямо держала спину и неотрывно смотрела в окно, не поворачивая к мужчине головы. Он легонько поглаживал её ногу, поднимаясь все выше и остановившись высоко на бедре под короткой юбкой. Она как будто не замечала интимной ласки, никак не реагируя на неё, что было необычно. Не дождавшись ни ответа, ни привычного поцелуя, Денис скорчил недовольную гримасу и притянул её к себе; ненакрашенные губки были безжизненны и раскрылись для него без всякой нежности. Укусив её нижнюю губу и не услышав даже вздоха, он изменил тактику. Крепко обняв её талию, он запустил руку ей между ног и просунул палец в трусики. Помедлив, она послушно расслабила ляжки и уставилась в стену. Через минуту настойчивого стимулирования её вагины, у неё перехватило дыхание, и она напряглась. — Я соскучился. Не доживу до вечера... , — не замедляя темпа движения пальцев. Повернув к нему хмурое лицо, она прерывисто спросила: — Ты хочешь сейчас? Как? Самодовольно улыбнувшись, он поднял её и положил руку на пах. Опустившись на колени, она расстегнула ему брюки и высвободила розовеющий пенис. С неудовольствием он смотрел на её внезапно ставшие неловкими движения, не непривычно медленный язык и какие-то вялые холодные губы. Видя всю эту её заторможенность, он засомневался, а выйдет ли вообще что-то сейчас. Оттолкнув девушку, он застегнул молнию и скептически посмотрел на неё. Она не поднималась с колен, опустив голову и перебирая руками край мини-юбки. Вздохнув, он смягчился, наверное, разрыв не был легким. Он-то надеялся, что она быстренько все провернет с муженьком, как с ним вчера: без страха и упрека. А тут такие сопли...

Мужчина взял её за плечи. — Значит, вот как мы с тобой поступим. Сегодня ты едешь к себе... к нам и приводишь себя в порядок: выспишься там, вещи разложишь, телевизор посмотришь, сготовишь что-нибудь... Вобщем, придумаешь, чем заняться. А завтра мы с тобой отпразднуем это дело... ну, твою свободу. И чтоб как огурец у меня: ни слез, ни соплей! Купи себе чего-нибудь, в салон сходи, пусть что-нибудь с лицом сделают... Ведь у нас все хорошо? Ничего не случилось? Ну, нет, нет, так не годится, — увидев ползущую по её щеке слезу. — Будешь нюни распускать — верну тебя обратно, к мужу. Мне плакса не нужна! Наткнувшись на её отчаянный взгляд: — Да пошутил я, пошутил! — Милый, ты любишь меня? — шёпотом, искательно заглядывая ему в лицо. — Конечно! Иначе зачем я позвал тебя жить в своей квартире? — уверенно гладил он её по лицу, рас-тирая досадные слезы. Немного приободренная, она поднялась с пола и пошла к себе в кабинет, подталкиваемая его озорными шлепками по попе.

Сумма с нулевым результатом

— Моё счастье начинается. Денис меня любит. Буду счастлива! — стараясь не поддаваться унынию, мечтала Вика. Нечто в словах возлюбленного насторожило её, но она не могла вспомнить, что именно. Только поздно вечером, сидя подогнув ноги на кресле и бессмысленно уставясь в телевизор, Вике вспоминаются невинные слова Дениса: «позвал тебя жить в своей квартире». Что же её обеспокоило? Мысль ускользает и не дает обдумать её, несмотря на непривычную тишину. Вместе. Не прозвучало слово «вместе».

Следующим вечером, как и многими аналогичными вечерами, девушка лежит на спине поперек кровати, свесив голову и широко расставив согнутые ноги. Согнувшись над её лицом, Денис резко вгоняет рельефный член ей в горло, упираясь в узкий проход. Дрожа в сладком томлении, Вика крепко сжала его бедро, тиская рукой свои соски попеременно. Она знает, что сладострастный взрыв скоро разнесет её тело на миллион кусочков, и в нетерпении ждет его. Не прекращая вбиваться ей в рот, мужчина нагибается над трепещущей девушкой и крепко сжимает ей промежность. От стиснутого его пальцами клитора по телу пробегает взрывная волна, практически не оставляя её в живых. Задыхаясь, она кричит и бьется под ним; он едва удерживает её. Чуть вынув член из её горла, он дает ей возможность облизать головку и вновь погружает его вглубь рта. Прижав рукой ей шею, чтоб не дергалась, он конвульсивно толкается вперед бедрами и, что-то пробормотав, замирает на её запрокинутом лице. Вот в такие минуты девушка нисколько не сомневается в собственном будущем; она уверена в нем и в себе. Её любимый в ней, с ней, им хорошо, и он делает её счастливой. Так будет всегда! Она постарается! И, невзирая на её ошибочные страхи, они вместе! Счастливые влюбленные отдыхают, сплетя руки и ноги. Денис остается с ней до утра, предварительно что-то наплетя жене. Шутливо отбившись от её повторных притязаний, он резонно указывает ей, что завтра им на работу и никто не разбудит их, кроме них самих. Чувствуя их почти что супружеской парой, абсолютно счастливая, Вика засыпает.

Утром, завтракая с любимым, девушка недоуменно выслушивает, что после работы и свидания с ней по-быстрому ему необходимо домой. Ну, просто очень срочно необходимо! И завтра тоже она ночует одна... И послезавтра... Конечно, это не навсегда! Разумеется, он её любит, почему она сомневается!? Зачем она говорит про обман — она обижает его этим! Никакой лжи: всё у них будет, только не так быстро, как ей хочется! Разве они не вместе?! Разве он не всё делает для неё? Ну хорошо, раз она хочет начистоту: он не может вот просто так сейчас уйти от жены! Не может — и всё! Это не так просто, как ей. Ей нужны объяснения? Раз она настаивает — пожалуйста! Что она взяла из дома, уйдя от мужа? Сумку с тряпками! Он не может ограничиться только сумкой! Ему есть, что взять из дома! А там — жена! И бизнес также не только его. И дом. И банковские счета. Вика как бухгалтер должна понимать это! Ну, он рад, что хоть это она понимает! И пока он не придумает, что с этим делать, он не может никуда ни к кому уйти, если не хочет остаться нищим. И хотя он давно не любит и не хочет жену, а любит и хочет Только её, Вику, он вынужден считаться с той, которая много лет рядом. А насчет ночевок здесь, с ней, пару раз в неделю — это несложно, он что-нибудь придумает. Если бы Вика знала, как он скучает там без неё! Они обязательно будут вместе, дай только срок!

Через месяц Вика привыкла и больше не задавала неудобных вопросов, превратившись в идеальную любовницу. Она видела, что Денис стремится к ней, и терпеливо ждала выполнения его обещаний. Одно из них — оставаться у неё ночами — он осуществил быстро, придумав полусекретную ночную игру в карты. Жена не возражала, как и всегда полностью доверяя ему. И 1—2 раза в неделю влюбленная девушка представляла, что у неё есть семья, очаровывая своего хозяина всеми доступными способами.

Благодарный Денис не разочаровывал её, предоставив ей возможность жить той самой жизнью, которая ей грезилась с детства. С тех пор как ушла от семьи, Вика имела многое. Деньги, дорогой досуг, дорогую машину, хорошую квартиру, престижную работу и любимого человека рядом. Вместе с тем одинокие ночи, вечное ожидание его прихода, нескончаемые обещания, сомнительное будущее и не менее спорный статус. Угрызения совести по поводу оставленного сына вскоре покинули её, и несмотря ни на что, Вика была счастлива.

Аккуратно 1—2 в неделю, в основном по выходным, она навещала сына. Вела его в магазин и покупала игрушки. Водила в кино, кафе, парки, цирки, терпеливо сидела на детской площадке. Возвращала домой или к бабушкам через несколько часов, принося полные сумки продуктов. Обнимая доверчивого малыша, прижимающегося к ней, объясняла ему, что мама много работает и не может жить с ним постоянно, обещая прийти скоро и купить много игрушек. Улучала момент, когда мальчик отвлекался на игрушки или засыпал и быстро уходила. Всплакнула она только первые пару раз, научившись держать себя в руках позже.

Месяца через 3 таких посещений Алексей

твердо запретил ей приходить, сказав, что так будет лучше. На упрямые расспросы Вики, кому и почему лучше, он жестоко ответил, что сыну, добавив, что устал утешать того, закатывающего истерики всякий раз после её ухода. — Пусть он тебя забудет. Ты все равно не вернешься, зачем ему страдать. На вопль Вики в трубку, что страдать будет она, муж, усмехнувшись, пояснил, что она-то все переживет, а вот мальчишка должен научиться жить без неё и побыстрее. Теперь девушка ограничивалась подарками, переданными бабушке для внука. Её мать, любившая зятя и обожавшая внука, едва разговаривала с дочерью, не простив ей несчастья близких. Она не хотела слушать ни про какое её женское счастье, с упрямым постоянством твердя, что оно ненадолго.

Эксперимент

Но девушка не задумывалась ни о чем, наслаждаясь бонусами, будь то дорогой ресторан, модный фитнес, ложа в театре, концерты звезд, поездки на отдых, правда, кратковременные, или полузакрытые ночные клубы. Где с ней рядом был успешный, веселый, видный любимый мужчина. Он гордо знакомил её со своими приятелями, среди которых никогда не было жен, кроме таких же, как она, любовниц. Вращаясь в пестром праздничном водовороте тусовочной жизни, Вика пропустила момент, когда глаза любовника стали тускнеть при взгляде на неё. В их отношения вошли привычка и скука, он не мог скрыть пропадания интереса к ней. Девушка, как могла, старалась реанимировать их красивую lоvе-stоry, но видела, что у неё плохо получается.

Подав ужин в постель любовнику, Вика пристраивается рядом. До его ухода остаётся минимум час, и она надеется на быстрый экспресс-сеанс любви. Не поблагодарив за еду, Денис не отрывается от телевизора: он смотрит флешку с порно. Девушка готовится привычно высмеять его за подростковую страсть к непристойным фильмам; у неё-то интерес к подобной продукции так и остался в девичестве, когда она тайком искала ролики ХХХ в Интернете. — Что показывают? — привычно начинает она, желая поиздеваться над любимым дальше. Ролик из разряда «дубль» и «кофе с молоком». Грудастая блондинка держит в руках два темных члена и искусно работает над их эрекцией. Взглянув на часы и решив не терять времени, Вика запускает рук под поднос и нежно касается отдыхающего пениса мужчины. Под аккомпанемент экранных стонов девушка настойчиво реанимирует лениво отдыхающего мужчину. Он усмехается, целует её и отворачивается к телевизору, где довольная порноактриса мастерски лижет два толстых черных достоинства.

— Занятно. Посмотри! — призывает он, и Вика усиливает мастурбацию, прижавшись к возлюбленному теснее. — У меня сейчас все будет оn-linе, к чему мне смотреть непонятно на кого, — отмахивается от предложения девушка. С громкими криками два темнокожих кобеля картинно кончают улыбающейся блондинке в рот. — Будет, будет, — задумчиво бормочет мужчина, не отводя взгляда от картинки. — Всё одно и то же... Веселятся же люди... — непонятно к чему прибавляет Денис. Чувствуя набухание его члена под её игривыми пальцами, она убирает поднос, отбирая у него недоеденный кусок, и толкает его на спину. Хохоча, взбирается на него верхом, и любовники шутливо борются, не уступая друг другу. Стоя на четвереньках над лицом Дениса девушка быстро мастурбирует в ладони набирающий силу член, непрерывно облизывая розовую головку. С экрана доносятся призывные стоны, и она бросает непроизвольный взгляд на совершенно обалдевшую от счастья блондинку, виртуозно крутящую бедрами на двух членах. Порнокрики привлекают не её одну: — А как насчет нас? Ну, втроем? Ты как? Не испугалась бы? Входящая в азарт девушка отмахнулась от нелепых и пустых предположений: — Разве я когда-нибудь боялась? Разве у нас хуже?! Она вовсе не завидовала той, имитирующей удовольствие. Вику уже накрывал первый оргазм, доставленный искусным языком любимого. И ей не придется ничего изображать, когда совсем скоро охваченная порывом страсти, она станет прыгать на члене возлюбленного, искренне глядя ему в глаза и переплетя с ним пальцы.

— Куда ты там смотришь, хулиганка? — юмористично придрался мужчина, усаживая девушку на подрагивающий пенис. — Значит, говоришь, ничего не боишься!? Проверим, проверим! Устроившись на кровати так, чтоб видеть веселое кино, Денис кивнул туда: — А ведь так и умрем, не попробовав, да? Не жалеешь? — Очень жалею! — в тон ему поддержала девушка, сосредоточившись на своих приятных ожиданиях внутреннего взрыва. — Я бы не против насадить тебя на два ствола... вот чтоб ты также крутила попкой... Ты как? — Я плохо кручу попкой!? Раньше претензий не поступало! — отшутилась Вика, обойдя тревожную тему. — Да нет, я не в претензии... Можно, конечно, найти какую-нибудь... кто не против поэкспериментировать... кто не боится... Не хотел тебя обделять... будешь потом завидовать... проситься в компанию... — он ловко увернулся от рук Вики, пытающейся задушить его. — Тоже мне, компания нашлась... Стану завидовать я вам, извращенцам... Как же, держи карман!

Смеясь, он обхватил её и притянул к себе. Всосав её губы, он просунул меж них свой язык и долго рыскал у неё во рту, не давая ей вздохнуть. Потом поднял её, переплел их пальцы и снова насмешливо взглянул на неё, полностью вобравшую в тесную вагину рельефный член. — Значит, какую-нибудь другую ты с ходу придушишь, как меня только что... Тогда придется своими силами... Так сказать, без помощи извне... Только мы втроем... И правда, вот так откинешься — и ничего не узнаешь о настоящем удовольствии... Вика слушала вполуха, слишком не прислушиваясь к пустому трепу мужчины. Она была озабочена нахождением удобной позиции, когда бы все стенки её влагалища одновременно стимулировались его членом, и вот сейчас удобное положение было нащупано. Девушка, запрокинув голову и исказив лицо, всё ускоряла темп скачки, и вот поток наслаждения поднялся снизу и достиг самого пика. Она сжала его руки железной хваткой и закричала; смеющийся мужчина пытался выдернуть свои пальцы и ухватить её за трущийся о пенис клитор, чтоб доставить сладкое мучение.

Спустившись с вершины сладострастия на землю, Вика, наконец, прислушалась к любовнику, заканчивающему фразу: — ... понравится. А не понравится — просто прекратим всё это. Лады? И не слыша ответа от восстанавливающей дыхание девушки, уточнил: — Так как насчет Романа? Он согласен. Не желая обсуждать столь скользкую тему, тогда она перевела все в шутку и проводила его. Думая, что не вполне поняла его чуть ли не юмористическое предложение, все же внимательно пересмотрела найденные ролики трио. Да, в общем, ничего особенного, она смогла бы не хуже, но вот хотела ли? Самый первый ответ был — «нет», но самой себе она бы так не ответила. Посмеявшись наедине с собой, что это всего лишь фантазии, она выкинула их из мыслей и заснула.


Автор: shernaz (+18)

Негодяи. Часть 1
Негодяи. Часть 2

[Нажмите, чтобы прочитать]
Негодяи. Часть 3
Негодяи. Часть 4
Негодяи. Часть 5
Негодяи. Часть 6
Негодяи. Часть 7
Негодяи. Часть 8
Негодяи. Часть 9


Метки:

Записи из этого журнала по тегу «эротика»

  • Отношения: На каждого хитреца...

    Категория: Измена Они сидели напротив меня втроем. В дверях стояли Пит и Алекс, а у стола, разложив бумаги, два адвоката, мой Стивен и…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 9

    Категория: Измена, Служебный роман Хозяин Наутро Вика везет Виктора Н. с телохранителем, проведшем ночь в её гостиной, в салон. Служащие…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 8

    Категория: Измена, Служебный роман А Виктор Н. безустанно плетет сеть интриг, готовых намертво опутать беспечного молодого директора. Вот…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 7

    Категория: Измена, Служебный роман Потягивая коктейль через соломинку, на дискотеке Вика лениво следит глазами за азартно танцующим Ромой.…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 6

    Категория: Измена, Служебный роман — Нет, нет, — твердит Вика и пытается вскочить с его колен, а он, крепко обняв её,…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 4

    Категория: Измена, Служебный роман Ревность — Это ревность такая или просто нездоровое любопытство? — недоумевала Вика, в…


промо lamazo март 31, 2013 20:12 42
Разместить за 20 жетонов
Стимулируя любым способом (тепло, надавливание, эфирные масла) эти точки, вы стимулируете работу внутренних органов. Руки — кладезь всевозможной информации: по ним, как по книге, можно узнать не только о прошлом и будущем человека, его наклонностях и характере, но и о состоянии его здоровья…

?

Log in

No account? Create an account