Лиана Табидзе (lamazo) wrote,
Лиана Табидзе
lamazo

Category:

Две ошибки (начало) (+18)



Автор: koibagor +18



Уже далеко за полночь — луна и звезды бегут по небу своим, только им известным путем, сверчки «выпевают» свои причудливые трели, беспокойное семейство сов неустанно таскает птенцам зазевавшихся мышей и лягушек, а я все стою на балконе. Сон не идет ко мне уже несколько дней.

Вот-вот ко мне выйдет моя ненаглядная супруга Елена — я уже слышу ни с чем не сравнимый запах её волос и легкие невесомые шаги. Подойдет ко мне, прижмется сзади заметно округлившимся животиком и положит свою милую головку мне на плечо...


Ну вот и опять меня пробивает дрожь от её прикосновения и голоса:

— Опять твои ночные бдения? — будто с укором говорит она. — В последнее время ты больше времени проводишь со своими совами, чем со мной.

— Да опять разбудили меня, паразиты... — я пытаюсь деликатно соврать, но Лена знает меня как облупленного.

— Все о них думаешь?

— Нет, то есть да... Запутался я совсем. И себя не пойму, но что самое главное — тебя не могу понять.

— А женщин вообще понять сложно, Володенька. — изящной ручкой Елена наводит мне на голове порядок. — Уже седеть стал, — в твои то тридцать три, — а ничего еще не понял...

— Я понял лишь то, что мне очень повезло с тобой... — её ладони теряются в моих и еще некоторое время мы стоим в молчании и смотрим на испещренное яркими огнями ночное небо.

— Ну хватит... — Елена твердо тащит меня за собой из объятий последней летней ночи. — Утро вечера мудренее.

«Мне очень с ней повезло в жизни. « — под эту мысль и под тихие нашептывания жены я проваливаюсь в омут сновидений. Этой ночью сон наших детей и мой сон охраняет хрупкая и в то же время сильная духом женщина...

Предрассветный час особенно тих и прохладен. Я опять лежу с открытыми глазами. Сна нет ни в одном глазу.

Леночка спит, накрыв свой живот ладонью. Как же прекрасна она в своем материнстве и положении!

Выбираюсь из теплой постели и тихо крадусь на кухню, заскочив в детскую. Спять мои гаврики — пацанята шести и пяти годков.

Заваривая крепкий кофе я смотрю на часы. Еще несколько часов.

Разные мысли и образы из прошлого с головой накрывают меня и в задумчивости я сижу, держа в руках давно остывший кофе.

Все началось семь лет назад. Началось, но уже никогда не закончится.

Мне тогда только что исполнилось двадцать шесть — за плечами институт, два года работы, год армии и несколько месяцев пьянящей свободы. Свободы от каждодневной муштры, непомерных физнагрузок, общения с порой очень тяжелыми по характеру и озверевшими от однообразия армейской жизни мужиками.

Сразу после ухода на гражданку явился я в родной НИИ, где стремление непосредственного начальства дать мне «ведущего инженера» все-таки перевесило хроническое нежелание руководства института и отсутствие денег на оклады.

Что еще нужно великовозрастному «лосю» от жизни? Деньги — наживное, амбиции — никогда не собирался прыгать выше головы, семья... Вот чего мне до безумия хотелось, так это найти хорошую девочку, сыграть свадьбу, родить сыновей и дочерей, построить дом, дерево посадить. В общем и целом, стремления и желания родных и близких совпали с моими. Однако это не мешало мне до сих пор жить в гордом одиночестве, наблюдая за, в большинстве своем, замужними сверстницами и женщинами постарше, и заглядываясь на более молодых красавиц.

Так и прошли май и летние месяцы — в работе, командировках и кратком вечернем отдыхе в скверах и дворах города Н-ска. Один из вечеров начала сентября стал и наградой за трудовые будни и проклятием одновременно. Вот только за что? И проклятием ли?

Я шел в тот вечер сквозь вереницу тенистых дворов в сторону своего дома: легкие сумерки опускались на детские площадки и лавочки, где еще носилась ребятня и сидели после праведных трудов жильцы домов. Руку весомо оттягивал пакет с шуруповертом (да благословится мой коллега Валерьич, который перебрал и вернул мне инструмент именно в этот день). Городок наш тихий и спокойный, поэтому когда чуть впереди раздались бранные возгласы и женские крики я напрягся как сжатая до предела пружина и ускорил шаг. Крики не утихали и мне стало просто не по себе, когда я увидел спешно покидающих двор людей, которые могли пресечь то, что вскоре открылось моим глазам.

Два здоровенных «лба» наседали на тонкую женскую фигурку. Женщина отчаянно пыталась удержать сумочку, которую остервенело вырывал скот, что был повыше, а второй выламывал женщине руки, успев разорвать платье.

Оценив ситуацию я приготовился действовать, но в тот момент вырывающий сумку урод совершил свою главную ошибку в этой ситуации — он замахнулся и наотмашь ударил женщину по лицу.

Я не стоял и не наблюдал со стороны. В тот самый момент, когда детина замахнулся, в мой план вошли незначительные коррективы. Преодолев разделяющие нас несколько метров, на автомате достав «младшего брата» дрели, я опустил шуруповерт на голову нападавшего, хотя первоначально «глаз положил» на его ключицу. Как потом выяснилось, отключился он сразу и надолго.

После этого у меня был только один шанс вывести из строя второго, опешившего от неожиданного нападения любителя легких денег, который выпустил тонкую фигурку из своих лап. Этот шанс я профукал, когда по инерции запнулся о тело его «отдыхающего» товарища и на секунду потерял равновесие.

В свете фонаря блеснул нож. Женщина, стоявшая за ближайшей березкой вскрикнула.

— Ну что, мразь. Молись своим богам. Ты покойник. — бугай не разменивался на мелочи и стал наступать. Я обернул левую руку пакетом и перехватил инструмент покрепче.

Быстрый выпад его руки и пакет разорвало в клочья. В тот момент промелькнула глупая мысль: «Мимо, но близко. «. Второй выпад, третий. Эта сволочь проверяла меня и улыбка, играющая на тонких губах моего противника, мне не понравилась.

Женщина продолжала звать на помощь, в окнах мелькали тени и лишь появившиеся вдруг сбоку проблесковые огни наводили на мысль, что её мольбы были услышаны.

Я бросил шуруповерт в голову своего противника, затем ушел в сторону и замахнулся. Уже перед самым ударом до меня дошло, что «камушек» до головы не долетел, но сделал свое дело — отвлек на себя внимание. Но выйти из драки я уже не мог и одновременно с болью в правой руке от удара о золотые зубы бугая я почувствовал острую боль в груди. Нож по касательной вспорол мне рубашку и кожу, пройдя поперек нескольких ребер наискось.

Повисшая от спазма левая рука все же нашла солнечное сплетение врага, но он, не смотря на слабину удара, согнулся пополам.

А там и доблестная милиция подоспела...

— Так-с, молодой человек... — блондинка лет сорока пяти активно обрабатывала перекисью водорода удивительно прямую царапину на левой половине груди. — ... это как Вас угораздило?

— Шальная пуля, товарищ доктор.

— Повезло, что по касательной задело и вскользь. — миловидная блондинка принялась за марлевые тампоны. — Так бы ты повязкой одной не обошелся. Отдала бы тебя штопать своим двоечникам.

— Как там та женщина? — чтобы отвлечься от боли спросил я. — С ней все хорошо?

— Если Вы уверены в силе удара, который ей нанесли, я скажу Вам одно — поразительно, что нет сотрясения мозга.

— Хорошо, спасибо. Как камень с плеч.

В полдень следующего дня я вышел из районного отдела милиции, куда привезли моих архаровцев. На редкость дотошные следователи отпустили меня только после того, как дважды высосали всю информацию по вчерашнему делу.

Я было уже хотел спуститься вниз с высокого крыльца проходной, как увидел поднимающуюся по ступеням молодую женщину, в которой сразу же узнал вчерашнюю незнакомку. Тех несколько минут, что я видел её непосредственно на месте потасовки и при общении с доблестной милицией хватило, чтобы запомнить её: еще очень привлекательная молодая женщина лет тридцати трех-тридцати пяти с бирюзовыми глазами и густыми русыми волосами, заплетенными в тугую косу, чуть вздернутый носик, чувственные губы, высокая грудь, четко очерченная талия, переходящая в шикарные бедра.

Она была одета в белоснежную блузку и средней длины черную юбку, из под которой выглядывали стройные ноги и я поспешил перевести взгляд, ибо они как магнитом притягивали меня.

Неудавшаяся жертва вечернего нападения поравнялась со мной и я поразился, как все вышеперечисленное в её внешности гармонирует с невысоким ростом.

— Добрый день! — обычной легкой скованности при общении с противоположенным полом как не бывало. — Как Вы себя чувствуете?

— Здравствуйте! — приятный, гармонирующий с внешностью голос молодой женщины ласкал слух. — Спасибо, все в полном порядке! Как Вы?

— Очень рад за Вас! Все в норме. — словарный запас и варианты ведения диалога стремительно заканчивались, ибо я постепенно «погружался» в глаза незнакомки. — Не буду Вас задерживать — зная, что Вас сейчас ждет в кабинете следователя, с моей стороны даже эта пара минут разговора с Вами преступление.

Вот и сейчас я прокручиваю тот момент в голове и говорю себе: «Ты нормальный? Словариком русского языка по голове не били?».

А в тот момент даже снисходительная улыбка голубоглазой была мне бальзамом на душу.

Она скрылась в дверях блюстителей закона и до меня дошло, что её имени я до сих пор не знаю, хотя нам еще долгое время придется пересекаться на следствии и судах.

Легкое предвкушение встречи держало меня в напряжении, поэтому когда через минут сорок незнакомка появилась на крыльце я стремительно двинулся к ней.

— Сегодня я буду спокоен, если Вы примете мое предложение проводить Вас! — слегка опешившая от моего напора женщина кивнула. — Владимир.

— Алёна. — женщина искренне улыбнулась. — Алёна Николаевна.

— Очень приятно. — я немного смутился столь официального тона. — Вам в какую сторону?

Алёна оказалась прекрасной собеседницей. Мы шли по аллее центрального сквера:

— Почему Вы пришли мне на помощь? — этот вопрос из её уст прозвучал дико.

— Я по-другому не мог. Любой другой поступил бы также.

— Вчера я кричала, звала на помощь, но появились именно Вы, Владимир. Сколько людей было во дворах, они стояли и смотрели из темных окон... Вы могли погибнуть из-за меня.

— Давайте не будем о плохом. — твердо, но тактично сказал я. — Я пришел и не жалею об этом.

От следователя я в общих чертах знал, что объектом нападения была сумочка Алены, а вот что там было — я не имел понятия.

— Вы тоже могли погибнуть. Что вам мешало отдать им то, что они хотели?

— У Вас есть дети? Я вижу, что нет — не обижайтесь... — снисходительно-ласковая улыбка скользнула по её лицу. — А у меня есть дочь, которую я поднимаю одна. Лишиться столь важных документов я просто не имела права... В миг вылетела бы с должности.

Те пятнадцать минут, что мы шли в сторону её работы, пролетели как один миг. Уже около крыльца высокого офисного здания, где Алёна работала, я задал вопрос, который вертелся на языке:

— Можно я сегодня встречу Вас после работы?

— Нет Володя, не стоит. — впервые я увидел в её глазах грусть.

— Но я...

— Ничего ты не понимаешь и не видишь, дурачок... — Алёна вытащила из моих волос слетевший только что листок березы...

Этим же вечером, получив изрядных звездюлюлей на работе за долгое отсутствие и все же отпросившись пораньше, я стоял в тени молодых березок, уже начинавших желтеть — Сентябрь-месяц получил свой посох в свои права. Высокое офисное здание заканчивало рабочий день.

Я удачно выбрал время для встречи и в половине шестого в уверенном потоке служащих я увидел её — Алёну.

— Добрый вечер, Алёна Николаевна!

— Владимир... — букет алых роз слегка смутил женщину. — Не следовало Вам приходить.

— Но почему же? — искреннее недоумение терзало меня.

— Пойдем, а то люди смотрят.

И в самом деле — то и дело из потока спешащих с работы людей мы ловили на себе взгляды: удивленные, осуждающие, насмешливые...

— Да что вообще не так? — я не кричал, а просто спокойно спросил стремительно идущую женщину. — Почему я не должен был приходить? Почему я не могу проводить до дома понравившуюся мне женщину?!

— Ну не пара мы с тобой, Володя! Не пара...

— У тебя есть муж? — я незаметно для себя перешел на «ты». Только за это я, по прошествии стольких лет, готов сквозь землю провалиться...

— Женщине не задают таких вопросов и в таком тоне, молодой человек. — в голосе женщины сквозило достоинство.

— Тогда в чем проблема? Ты не намного старше меня!

— Поехали... — вздохнула голубоглазая и открыла дверь автомобиля Аudi, который не многие могут себе позволить купить. — Ну что же ты стоишь, язык прикусив?

Мы поднимались по лестнице. Дом Алены был неподалеку от той высотки, где я в то время снимал квартиру.

— Ты пойми еще раз, — Алёна шла чуть впереди меня, позволив держать её за руку, — не в деньгах дело, не в положении. Я с легкой душой распрощаюсь и с должностью, и с положением, и с деньгами, но это не будет правильно по отношению к тебе. Нет, не так выразилась. То, что у меня есть дочь и я посвятила себя ей...

— Но какая тогда причина может помешать мне ухаживать за тобой?

Алёна остановилась возле двери и достала ключи.

— Как увидишь — поймешь.

Прихожая встретила нас обилием женской обуви и одежды — аккуратно расставленные туфли, кроссовки, босоножки стояли около высокого шкафа-купе, в котором висела верхняя одежда. Из дальней комнаты доносилась музыка.

— Проходи — сейчас чай будем пить. — и уже кому-то в комнату. — Лизавета, встречай гостей!

Походкой богини Афродиты, которой многие женщины ходят вечером, сняв каблуки, Алёна повела меня за собой. Вдруг из коридора справа появилось еще одна обитательница сего дома...

Это была копия в оригинале Алёна, только... на сколько лет моложе?! Эффектная светловолосая красавица лет восемнадцати-двадцати...

— Моя дочь — Елизавета. — с любовью в голосе сказала Алёна.

— Очень приятно! — я пожал шутливо протянутую руку девушки. — Владимир.

— Взаимно!

— Мой спаситель, о котором я тебе вчера рассказывала.

— Ну не то чтобы спаситель. — я стойко выдержал удар и понял правила игры. — Скажем так — товарищ по несчастью...

— ... В архитектурном учусь. — достаточно непринужденно поддерживала разговор Лиза.

— По моим стопам идет. Скоро на пятки будет наступать...

— Мам, можно я к Свете смотаюсь? Целое лето не виделись. — «копия в оригинале» изящно махнула туго заплетенной косой и поставила чашку с чаем на стол.

— А стоит ли? — Алёна вопросительно подняла бровь. — Вечер на дворе.

— А я с ночевой останусь... Она не против.

— Только такси возьми и отзвонись.

— Хорошо.

На удивление быстрые сборы к подруге завершились не менее быстрым прощанием в прихожей.

— Ну я пошла. — озорная улыбка скользнула по лицу Лизы. — До свиданья.

— Удачи.

— Светлане с родителями привет. — Алёна закрыла за дочерью дверь. — Вот мой оболтус...

И тут я задал глупый, но не лишенный надежды вопрос:

— Родная?

— А не видно?! — с ехидцей в голосе сказала молодая женщина.

— Копия...

Я не знаю как именно все пришло к этому, но мы сидели на кухне говорили. Это была исповедь — не иначе...

— Вышла замуж я в восемнадцать. Вернее сказать, замуж вышла «по факту». — начала Алёна. — В тот же год родила Лизу. Мужа в армию забрали. Ждала его. Тяжело мне было — ничего не знаю, сама еще ребенок, да и институт никто не отменял. Лизу поднимали мои родители и родители муженька.

Что случилось с мужем моим я не пойму до сих пор. Сначала писать стал реже, а потом и вовсе забыл. С родителями своими общался, а мне — ни строчки. Как вернулся с армии, так сразу на развод подал. Видите ли «молодой был»... А потом мне его сослуживец и по совместительству мой одноклассник сказал, что он еще на службе с дочкой какого-то местного офицера кувыркался. Отец её на поводу пошел — вместо того, чтобы превратить жизнь его в ад он пристроил его на теплое местечко и в семью принял. Обычно солдата бросает девушка, но чтоб солдат, да жену с ребенком...

— Меня бы такая женщина ждала, я бы и четыре года отслужил! — моему негодованию не было предела и я не унимался. — Сволочь он...

— А так ему его родители и сказали. — Алёна по-ребячьи улыбнулась, словно только что оказалась вновь двадцатилетней. — Отец его, свекор мой, сыну в морду лица дал тогда. Отвадил его от дома и пришли они у меня прощения просить со свекровью, что «подонка воспитали».

В тот вечер мы не пили, но были словно пьяные от этого разговора.

— Я закончила институт с красным дипломом и хоть все бремя воспитания Лизы несли деды, но я уже тогда жила ради неё. Устроилась в строительную фирму проектировщиком и, не смотря на сменившие «лихие девяностые» еще более дикие нулевые, упорно шла вперед и вверх. Карьера, деньги, должность... Только счастья женского не испытала.

Было у меня несколько мужчин, Володя, но они сбегали все, узнав о Лизе или поняв, что за мой счет они жить не будут. Даже муженек объявлялся, но получил от ворот поворот.

Так и живем. Лизавете уж двадцать — невеста на выданье. Мне скоро сорок... Плавно из девушки с выплаканными глазами и лялькой на руках превратилась в статную женщину, — ты уж прости мне мою гордыню, — ну а скоро и бабушкой стану. Кота заведу, да дачу. Внучата пойдут...

— Ну прямо уж бабушкой?! — я неуклюже пытаюсь подбодрить её. — Для бабушки ты еще уж слишком ничего. Женщина в полном расцвете сил — лет тридцати трех. Да и дочь — красавица писаная.

— Льстец из тебя не важный, но все равно спасибо. — лицо Алены все же озаряет довольная улыбка.

— Положа руку на сердце, говорю тебе, что принял за ровесницу! — я говорил в тот момент чистую правду.

— Ровесница... По сравнению со мной ты еще мальчишка. — Алёна качает головой. — Вот и сама причина, почему ты не должен был приходить сегодня вечером. У нас лет десять разница, а это не совсем правильно по отношению к тебе. Да и я сама была бы не в восторге от сложившейся ситуации.

— Но...

— Не нужно лишних слов, Володя! — голубоглазая перевела свой взгляд на настенные часы. — Засиделись мы с тобой.

В прихожей было неестественно тихо. Я в третий раз пытался попасть ногой в правую туфлю левой ногой под смешливые взгляды Алёны.

Что-то было в этой молодой женщине, что зацепило меня, заставило иначе взглянуть на жизнь её подруг по несчастью.

Следующие несколько минут стали поворотными в моей истории... Опрометчиво были совершены две ошибки.

— До свидания, Володя. Надеюсь, все у тебя будет хорошо. — Алёна поднялась на носочки и поцеловала меня в уголок губ.

Это была её ошибка.

Этот полный нежности поцелуй всколыхнул во мне целую бурю чувств и, не смотря на внутренний голосок «Окстись, охальник!», следом за молодой женщиной я совершил свою ошибку, за которую я себя буду корить до скончания времени.

Я притянул длинноволосую богиню к себе и впился в чувственные губы, вызвав возглас негодования — праведного по определению.

— Что ты себе позволяешь, мальчишка? — в бирюзовых глазах мне почудилось море, зашедшееся в зимнем неистовом шторме. — Ты что, усмотрел в моих поступках и мыслях благосклонность к тебе?! Пусти...

Слышал ли я Алёну? Сквозь звон и стук сердца в ушах, но слышал её пока еще уверенные попытки охладить тот жар, разгоравшийся у меня в груди.

Я целовал её неистово и в то же время ласково, как самое нежное существо на свете.

Искры из глаз! Второй раз, третий! — это Алёна от всей своей широкой души залепила мне три пощечины. Лицо горело, будто я окунулся в ледяную воду, но жгучее пламя в моей груди было сильнее и я продолжал целовать молодую женщину в губы, раскрасневшиеся щеки и шею.

— Ну пусти, пожалуйста! — чуть ли не плача проговорила Алёна и в каком то странном жесте ударила меня руками в грудь, пытаясь оттолкнуть.

Удар её невесомых кулачков все же нашел идеальную цель и я вскрикнул, так как следы вчерашнего членовредительства дали знать о себе острой болью.

— Ой, прости! Прости, прости меня... — замершая Алёна прижала свои ладони к моей груди. — Я просто...

— ... сделала все правильно... — сбившееся от возбуждения и боли дыхание подвело меня и я затих, крепко прижав женщину к себе.

— Мы все равно не можем быть вместе, глупый мой мальчик... — Алёна уткнулась мне в грудь и затихла.

Как долго мы стояли в прихожей я не знаю до сих пор. Я помню лишь тепло и дрожь хрупкой женщины у себя в руках, пьянящий аромат её волос и прикосновения рук.

Я не выпускал её из своих объятий, не смотря на несколько робких попыток оттолкнуть меня. Сдерживая возбуждение и дикое желание я не мог разорвать контакта с ней, но и не мог пойти дальше.

Вдруг Алёна посмотрела на меня и в её глазах я увидел, что она колеблется. Не злиться, не презирает меня, а именно сомневается.

— Мы будем жалеть о том, что может случиться... — спокойный ровный голос голубоглазой прозвучал особенно четко в тишине квартиры. — Не я, не ты, а мы.

— Будем. — это слово будто бы само вырвалось у меня и отпечаталось где-то внутри.

Алёна довольно смешно зажмурилась и одарила меня поцелуем, как совсем недавно, когда я пытался совладать со своими непослушными ногами. Только в этот раз поцелуй был несколько иным — не неуклюжий тычок, а прикосновения губ чувственной, ранимой, доверившейся мужчине женщины.

Мы все сильнее и сильнее прижимались друг к другу, но если руки Алены лежали у меня на груди, то мои руки блуждали по её телу. Довольно приятная на ощупь попа, округлые бедра, точеная талия — все это я не мог обойти стороной.

Долго это стояние у порога продолжаться не могло и, подхватив на руки Алёну, я направился в сторону ближайшего дверного проема.

— Это комната Лизы. — отстранившись от моих губ выдохнула женщина. — Нам вон в ту дверь...

Внеся Алёну в спальню я на автомате оценил ситуацию — я был одним из немногих, а может и единственным, кто оказался в будуаре молодой женщины. Невероятно светлая даже в отраженном свете заходящего солнца комната была обставлена со вкусом: одинокая просторная кровать у стены и туалетный столик с зеркалом подле нее были оформлены также, как платяной шкаф, секретер и рабочий стол — в стиле Викторианской эпохи.

Алёна мягко высвободилась из моих рук и мягко ступила на пол. Отпускать её не хотелось, но я понимал, что она делает все, чтобы ей было комфортно наше своеобразное общение. Женщина задернула плотные шторы и в интимном полумраке медленно подошла ко мне. Затем взяла меня за руку и потянула за собой в сторону кровати, возле которой мы остановились. Я увидел у кровати выключатель и, не смотря на протесты Алены, включил свет.

— Не надо света!

— Я хочу видеть тебя. — я провел тыльной стороной ладони по щеке Алены и опустился ко второй пуговице её блузки.

— Ничего не говори... — выдохнула Алёна и, поцеловав меня, стала раздеваться.



Tags: эротика
Subscribe

Posts from This Journal “эротика” Tag

  • Отношения: Волнообразное чувство 18+

    Категория: Cuckold, Измена, Наблюдатели, Фантазии — Я больше не могу, давай трахай меня, я хочу кончить!, злобно, сквозь зубы и…

  • Отношения: В твоих объятиях

    Категория: Романтика Я, наверно, сумасшедшая... Потому что стою перед тобой. Вживую. И ты рядом — только руку протяни. Не строчки, не…

  • Отношения: На каждого хитреца...

    Категория: Измена Они сидели напротив меня втроем. В дверях стояли Пит и Алекс, а у стола, разложив бумаги, два адвоката, мой Стивен и…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 9

    Категория: Измена, Служебный роман Хозяин Наутро Вика везет Виктора Н. с телохранителем, проведшем ночь в её гостиной, в салон. Служащие…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 8

    Категория: Измена, Служебный роман А Виктор Н. безустанно плетет сеть интриг, готовых намертво опутать беспечного молодого директора. Вот…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 7

    Категория: Измена, Служебный роман Потягивая коктейль через соломинку, на дискотеке Вика лениво следит глазами за азартно танцующим Ромой.…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 6

    Категория: Измена, Служебный роман — Нет, нет, — твердит Вика и пытается вскочить с его колен, а он, крепко обняв её,…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 5

    Категория: Измена, Служебный роман Горький привкус разрыва Успокоившись и прижавшись телами, любовники обсуждали дальнейшие действия.…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 4

    Категория: Измена, Служебный роман Ревность — Это ревность такая или просто нездоровое любопытство? — недоумевала Вика, в…

promo lamazo march 31, 2013 20:12 40
Buy for 20 tokens
Стимулируя любым способом (тепло, надавливание, эфирные масла) эти точки, вы стимулируете работу внутренних органов. Руки — кладезь всевозможной информации: по ним, как по книге, можно узнать не только о прошлом и будущем человека, его наклонностях и характере, но и о состоянии его здоровья…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments