Лиана Табидзе (lamazo) wrote,
Лиана Табидзе
lamazo

Category:

Ебипетский папирус. 7 (+18)



Автор: Израэля (+18)

Картинки по запросу девушка в постели ноги


{♂ 17 ♀}

Видимо от моих искажающих действительность желаний, когда я врала Гоше: «Я давно хочу испробовать член брата», произошёл трагичный случай. Вернулась блудная сестра Васи, Настя. Я только знала, что у Васи есть сестра. Где она и что с ней, никто не знал. Исчезла она двадцать два года назад. Несколько раз за это время приходили открытки с поздравлениями с новым годом. Последний раз открытку получили более семи лет назад.



— Здравствуй, Аня. — Приветствовала меня женщина. Ниже меня ростом на целую голову. На вид ей можно было дать все пятьдесят лет. Возраст добавляли седые волосы и сильно загорелая кожа. — Пропустишь или так, и будем на пороге стоять?

— Здравствуйте. Проходите. — Ответила я оторопевшая. Указала на диван — Вот сюда можно присесть.

— Извини, я без приглашения. Ах, ты, черт! Извини, я Анастасия, сестра Васи. У папани узнала ваш адрес. Дома братик? Мальчишки вроде у вас!? Они дома? — Она тараторила, будто боялась, что её перебьют.

— Они все на даче. Часа через полтора ребята приедут, а Вася там останется.

— Это хорошо, что он один там будет. Мне надо с ним наедине поговорить. Как мне туда добраться?

— Андрей тебя отвезёт. Я сейчас приготовлю чай. Посиди тут.

— Нет, чая не надо. Есть напиток покрепче... ? Давай.

До приезда мальчиков, мы сидели, попивали коньяк, разговаривали. В основном она расспрашивала о нашей семье, обо мне. Начала разговор о верности.

— Вася ходок налево... ? — После моего молчания, пока я подбирала слова, продолжила. — Весь в папу. Тот тоже по молодости гулёна был. Мама его дубасила, умоляла, грозилась разойтись. К тебе, кстати, не приставал?

— Нет, не приставал. Всегда ведёт себя тактично. Только после твоего заявления узнала о его увлечении. Многие мужчины заводят интрижки. А с Васей мы живём отлично. Я ему не мешаю, он мне. Только родителям не говори. Хотя мы огласки не боимся, но поберечь здоровье стариков надо.

— Вот значит, как решила проблему.

— Никогда не считала мелкую интрижку мужа проблемой. Меня любит, детей обожает... Вот мои мальчики приехали... Дети... , знакомьтесь, это ваша тётя Настя... Папа о ней рассказывал.

Познакомились. Потом Андрей повёз её на дачу. Оставил там с Васей. По виду мужа в воскресенье вечером, я поняла, что-то случилось. Оставшись наедине со мной, рассказал:

— Я её не узнал. Только когда она начала смеяться над моей оторопью, узнал. Очень она в детстве и юности озорная была. Напроказничает и смеётся. Андрей уехал. Настя спросила, топлена ли баня. Пошла купаться. Кликнула меня похлестать её веником. Переоделся в банные шорты. Не стесняясь меня, сестра оголилась. Легла на живот. Аня! Её хлестали кнутом! Несколько следов от шрамов явно выделялись на спине. Постегал её спину веничком. Перевернул на спину. Шрам на молочной железе. Шрам от аппендицита. Это самые заметные. Мелкие шрамы от ожогов сигаретами.

Мы сидели в предбаннике пили чай с травами. Она легко отвечала на мои вопросы.

— Мне было семнадцать, я так и не понял, из-за чего ты так резко сбежала. Что случилось? Мама только тебя обвиняла. Папа молчал.

— Да! Это я виновата. Раздвинула ноги перед отцом. Он же у нас бабник. Всё началось ещё раньше. Тебя, почему-то обходили стороной их ссоры или ты сам не обращал внимания на склоки. Часто из их ругани слышала матерные слова, описания как отец совокупляется с лярвами. Так мама называла любовниц папы. Мне одиннадцатилетней легко было нафантазировать процесс соития папы. Потом они мирились, не закрывая дверей, придавались утехам. С твоей кровати не видно было их ложе, с моей видно. Временами одеяло сползало с них, и они оголялись.

К половозрелому возрасту, я уже онанировала, представляя соития с отцом. Нюхала его грязное белье, подглядывала за ним, когда он был голым. За тобой тоже подглядывала. Ты начал дрочить, соблазняя меня. Я разрывалась в желаниях. Член у папы был больше твоего. Но ты был моложе и доступней. Спали то мы в одной комнате. Захотела подгадать наш с тобой акт к твоему четырнадцатилетию. Подарок, так сказать.

За неделю до твоего праздника папа пришёл с работы раньше обычного времени. Я лежала на кровати и наслаждалась мастурбацией. Абсолютно нагая, дрочила, представляя сначала тебя голым, подрачивающим. Затем папу у себя меж ног. Кончила как обычно — довольно страстно для пятнадцатилетней девочки. Когда открыла глаза, то увидела папу наяву. Эмоции искажали его лицо с такой скоростью, что я не могла понять его отношение к конфузу.

— Девушка ещё? — Что угодно я готова была услышать.
На мой кивок он продолжил. — Ну, хоть одну целку поломаю. — Ещё сильнее шокируя меня. Принялся скидывать одежду.
Не так я представляла свой акт дефлорации. От него пахло перегаром, машинным маслом, пóтом. Небритое лицо царапало мои щеки. Грубые шершавые руки рабочего человека, царапали ягодицы, груди. Это я запомнила. Боли от дефлорации не чувствовала. Стыда тоже не испытывала, мне стало хорошо от мысли, что теперь папа будет заниматься со мной сексом. После соития, я разглядывала его причиндал, ласкала, называла всякими глупыми именами. Дурочка, что с меня взять. По уговору, на следующий день опять сношались. Уже внимательно прислушивалась к его ласкам, проникновению. Как же мне понравился папин пенис. Твёрдый, тёплый и главное живой. Он вздрагивал от прикосновений. Оргазм не схожий с экстазом от мастурбации оказался выше моих чаяний.

Рассказывая ему о подглядывании за ним с мамой, добилась повторной эрекции. Обрадовалась новому знанию. При следующих соитиях, фантазировала о необычных чувствах, которые могли бы меня постигнуть при разнообразии в позах. Папочка опять возбудился второй раз. Сам стал играть моими сисичками и писечкой.

Бутон тебе, братик, не достался. Вот не поверишь, по ночам я сидела, свесив ноги с кровати, мне оставалось сделать шаг, и я могла лечь к тебе под бок, насладиться ещё одним членом. Но моё дурацкое желание сделать тебе подарок, останавливало меня. По утрам ты, зажав эрегированный член, пробегал мимо меня в туалет. Буквально в полуметре от меня находился желанный пестик.

На твоё пятнадцатилетие у меня случились месячные. Внезапная беременность, даже не знаю от кого, от папы или от парней, совокуплявшихся со мной в подъездах, испортила тебе подарок к следующему дню. Вычищая, старуха порушила во мне способность беременеть.

Мы с тобой рассорились из-за пустяка к семнадцатилетию, к последнему дню рождения, когда я ещё жила с вами. Да и страсть моя к тебе прошла. Миловалась с другими парнями, больше прячась от отца, чем от матери. Он уже считал меня своей женой. Как только появлялась возможность нам с папой покувыркаться, мы не упускали её. Учёбу забросила. Зачем мне знания, когда охота сношаться?!

— Ты ведь не родная мне дочь. — Сказал он мне однажды. — Мамку твою, брюхатой в жены взял. Станешь взрослой, уедем от них. Я тебе буду денег давать, ты прячь, чтобы мамка не нашла. Накопим деньжат, поедем на юг. Я там служил, там тепло. Зимы считай, не бывает.

Мать радовалась, что папа стал чаще бывать дома, решила — бросил блядовать. Как там у блатных? «Бог не фраер, он все видит». Я лежала под папой и громко стенала, приговаривая: «Давай любименький, давай, муженёк, вставляй глубже, покажи, как ты любишь свою молодую жёнушку. Я рожу тебе мальчика, девочку».

И так всегда агрессивная мама, услышав такие слова от восемнадцатилетней дочери опешила, но, когда поняла, что на мне папочка, устроила такой торнадо... ой ужас.

— Лярва! Лярва!!! Говорили мне — вытрави зародыша, вытрави! Родила на свою голову. Лярва! — Кричала в истерике мама. Не плакала. Зло исказило её лицо. — Убирайся из моего дома, лярва!

Как дворник метёт мусор — «Лярва» и нет моих воспоминаний о детстве. В другую сторону метнёт — «Лярва» и нет теплоты в душе. Прошлась метлой по дороге моей жизни, ничего не оставила. Лучше бы она меня там же и убила.

Папу она не трогала, больше на мне отыгрывалась. Он закрыл её рот рукой и увёл из спальни. Под звон в ушах — «Лярва!!!», я покидала в сумку одежду. Взяла накопленные деньги и последний раз закрыла дверь родного дома. Через трое суток была уже в Ленинграде. Черканула письмо папе.

Без всяких знаний, без опыта, трудиться никуда не брали. Спала на вокзале. Оттуда же я попала к сутенёру Коле. За то, что я любила больше всего — трахаться, мне ещё деньги приплачивали. Я очумела от такой жизни. Огни большого города, иностранные туристы, короче, сам понимаешь... Кормили, устроили к бабусе на квартиру. Опытные подружки обучили приёмам, как лучше ублажать мужиков. «Охай, ахай, громче, мужики сами напрашиваться к тебе будут» — говорил Коля, после «экзаменов». В пьянках, оргиях, я не заметила, как пролетело пять лет. sexytales Как раз момент просветления настал под новый год. Отправила папе открытку «Поздравляю с новым годом!» Сама не знала, как он там после скандала. Живёт он с мамой или нет? Облегчала душу этим посланием, короче.

Не помню, когда в следующий раз поздравила его с новым годом. Три раза из Ленинграда и один раз из Крыма. Потом угадила в рабство. В Андижане пробыла вот до этих пор. Алибек, который заманил меня из Крыма, продал меня Закиру. Уже не молодая, я обслуживала его родственников и гостей. Не! Я не плакала. Была всем довольна, что надо дуре, у которой вместо мозгов влагалище? Сношали регулярно, кормили отлично. В этом их не упрекнёшь. Переломным моментом стала фраза Закира: «Иди, ублажи брата!» Из-под кучи листвы «Лярва», вырос твой образ. Твой, милый братик. Как же я про тебя забыла, видимо действительно мама сгребла поганой метлой все мои чувства.

В тот день была под кайфом от плана, который там курят с пелёнок. Целуя младшего братишку Закира, я целовала тебя, Вася. Я отдавалась тебе. Каждого последующего мужчину, ублажала, представляя твой образ. Попросилась у Закира типа в отпуск. Мол, съезжу и вернусь, проведаю родственников. Покажусь сама. Отказал. Начала готовиться к побегу. По мелочи воровала деньги, прятала под матрасом в своей келье. На вокзале поймали. Привезли к хозяину. Десять раз хлестнул по спине. Неделю валялась от ран. Уже не считали за человека, использовали как пепельницу. Пьяными куражились.

Видимо от мелких ран души, сердце, разрываемое болью по тебе, обрастая новыми шрамами, в какой-то момент приобрело серьёзную болячку. Стала задыхаться временами. Знакомый врач, послал на рентген. Выявили рак сердца. Мне осталось жизни с месяц. Врач сказал об этом Закиру. Тот подумал и сказал мне.

— По магометанским законам, я не могу бросить твоё тело псам. И хоронить не буду. Вот тебе деньги, паспорт твой. Уходи.

— Похоронишь... ? Можно я здесь поживу... , верней доживу... ? Может завтра, может через месяц, умру. Васенька, миленький братик, я хочу почувствовать тебя в себе... , прости меня дуру... , но только ради этого я... сюда приехала, выследила... папу, узнала твой... адрес. Если бы не ты, я там и умирала бы. Может в канаве... , мо... жет в ре... ке. — Все чаще всхлипывая, проливая на меня литры слёз, упрашивала меня сестра.

Обычная женщина, как миллионы женщин, имеющая такой же набор женских прелестей. Нюанс в том, что это моя сестра. Пусть я отвык от неё, считал пропавшей. Она предлагала мне перейти тот барьер, который я морально себе установил — инцест запрещён. В юности, я мог бы... , да что там «мог», я с радостью принял бы такое предложение.

— Я не стал говорить, что мама в течение пары дней выкинула из дома все её вещи, разорвала фотографии, документы. Уничтожила все следы, напоминающие о Насте. Закрасила пометки об изменении роста на косяке дверей. Поменяла обои, в теперь уже моей спальне. Выкинула кровать, матрас. Действительно как ураган прошлась по квартире. У меня в то время в голове была ты, я приходил поздно, уходил рано. Стыдно, но я сам всего однажды поинтересовался о пропавшей сестре... Она там, на даче, ждёт моего решения. Я прошу совета у тебя, солнышко.

— Завтра же, после работы езжай к ней. Обогрей. Забудь про табу. Она нуждается в тебе. Я днём вырвусь, привезу свежей еды. Борща, наварю. Потом разузнаю о её болячке, может, в больницу определим.

— Я ей предлагал, она категорически против медицинских осмотров и тем более лечении. «Я приползла быть похороненной, так как уже больше двадцати лет мертва» — сказала она, не плача, сухо, как о решённом вопросе.

Написала заявление о неоплачиваемом отпуске на неделю. Поехала на дачу, прихватив продуктов. Вместе с Настей приготовили отменный борщ. Выпили коньяка. Иногда смеясь, чаще всхлипывая, она повествовала о своей жизни. Повторила то, что Вася мне говорил. О жизни в Ленинграде и в Крыму говорила восторженно, радостно смеясь. Вещизмом, как мы оседлые не страдала. Деньги давались ей легко, выбрасывала не жалея одежду, обувь. Покупала новое. В Андижан она приехала с дамской сумочкой, в которой была косметика, паспорт и деньги.
Вечером приехал муж. Поужинали втроём как семья. Я постелила им на нашем супружеском ложе. Сама спала на кровати Серёги. На следующий день Вася с утра поехал на работу, тоже написал заявление об отпуске по семейным обстоятельствам. Чтобы подольше быть с Настей. Болтали втроём обо всём, стараясь не задевать темы, связанные с исчезновением, родителями. Вечером пошли купаться на озеро. Затем обогревались в бане, так как Настя уже привыкла к южному климату и замерзала мгновенно. Таких страшных шрамов я не видела. Рубцы от них перекрещивались меж собой, накладываясь на ребра, представлялись ещё ужаснее. Муж сделал ей массаж, завернул в махровый халат и унёс в дом на кровать.

В эти моменты я старалась быть не заметной, чтобы не нарушать ауру любви. Платонической, плотской, родственной. Слышала их стоны, смех. Сама радовалась за них. Двое суток так продолжалось. Днём я была ей подружкой, ночью Вася мужем. В пятницу утром она не проснулась.

{♂ 18 ♀}

Через пять лет после начала моей карьеры, удачно подвернулась вот эта четырёхкомнатная хата. Владельцы уезжали в Германию, и мы её купили, провернув валютную операцию. Трёхкомнатную не сдали управлению, хотя по законам СССР так принято было. Её мы разменяли на двушку и однушку. Большую жилплощадь подарили Андрею в виде свадебного подношения. В однушке соорудили конспиративную квартиру для встреч с никами. Как у шпионов, цветочный горшок на кухонном окне, говорил о занятости помещения.

Один из ников, с которым у меня был сексуальный контакт, попросил об услуге. Его семнадцатилетний сын боялся близости с женщинами. С эрекцией у парня все в порядке. От меня требовалось раскрепостить юнца: «Ему скоро в армию, а он не знает, что такое совковое масло».

— Ха-ха-ха! Извини. Я сама не знаю, что это такое. Но логически рассудив, думаю, что это влагалищная смазка. Правильно?

— Да. Смешанная со спермой. Знаешь, я после встреч с тобой, обрёл новую любовь в лице своей супруги. Ты подсказала, что в сексе нет запретных тем. Запретных ласк. Тонкими намёками, приучил Надю к оральным ласкам. К разнообразию позиций. Сын, Серёжа, при откровении со мной, рассказал, что со своей девушкой, дальше поцелуев не может пойти. Как будто сковывает его что-то. Хотя он у меня, храбрец среди молодых парней, самбист. Хочет обязательно пойти в десантники.

— Дай мне несколько минут, для обдумывания плана.

Меня чуть смутил возраст парня. Младше моего Андрея. Но небольшое самовнушение перед встречей позволит мне не замечать разницу в возрасте. По сути это мужчина с таким же набором инструмента, как любой другой.

— Мы недавно выменяли однушку. Там надо собрать чешский спальный гарнитур. С сыном придёшь, соберёте мебель. Потом уйдёшь, а я попрошу Сергея помочь убраться, и ещё чего-нибудь. Не говори ему о наших планах. Пусть будет сюрпризом для него. Никаких спиртных напитков для храбрости! Понял! Чтобы не выработался рефлекс — заниматься сексом только после рюмочки.

Всё протекло по моему плану. Заманить паренька оказалось не сложно. Если не считать, что самой пришлось залазать на стремянку, чтобы повесить шторы, но это входило в сценарий. Из одежды на мне была старая Васина рубашка с закатанными рукавами и трусы. Откровенно видимые трусики из-под рубахи, заметно возбудили мальчика. В пылу уборки, как бы невзначай, расстегнулась верхняя пуговица. Начала застилать простыню, пододеяльник, попросила помочь. Он с радостью помогал, глазея на груди. Я уже сама возбудилась. Соски полосовали ткань. Но подсекать было ещё рано — не все красоты показала. Взялась за мытье полов. Типа швабре не доверяю, ползала на карачках по полу, засвечивая бедра, ягодицы.

— Ну, вот и всё. Иди, сполосни тело, а то потным пойдёшь домой, расшугаешь население. В ванной есть шампунь, мыло пахучее, большое полотенце зеленное. А я чайком угощу в знак благодарности.

Десять томительных минут, умывался мальчонка. Про чистую одежду для паренька я не подумала. Да и как это выглядело бы?

— Посиди, телик посмотри. Я тоже сполоснусь. — Сказала Сергею и за три минуты, как опытный спринтер, помылась. Одним халатом прикрыла трепещущее тело. Думаю: «Как бы самой раньше времени не отключиться?»

— Умеют же мастера! Какой сексодром соорудили! Правда, ведь... ? Приляг, пожалуйста, хочу посмотреть, как мужчина на ней смотрится. — Голосом Каа гипнотизирую паренька. Сергей лёг поверх покрывала. — И квартирка получилась очень даже располагающая к интиму. Согласись? — Бедненький мальчик лежит, не шевелится, часто глотает слюну. Сама приближаюсь к жертве. Пуговицы халата отлетают одна, за одной. Я уже на кровати. Медленно на четвереньках надвигаюсь на взор мальчишки. Глаза прикованы к раскачивающимся грудям.

Начинаю не торопясь расстёгивать рубашку на его теле. С трудом, но расстегнула пуговицы на джинсах. Нервное оцепенение начало проходить — парнишка взялся снимать свою одежду. Показались мокрые от смазки трусы, как парус на лодке, поддерживаемый мачтой. Скинула свой халат, начала целовать мальчика. Его руки исследуют упругость моей груди. Полезла к нему в трусы.

Резинка слегка задерживает руку, цепляясь о костяшки фаланг. Мгновенно всплывает ассоциация с моей девственной плеврой. Она так же придержала пенис Васи. На долю секунды. Порвавшись, дала свободу пенису. Окропила фалдус и губки вульвы, кровью. Так и в тот момент, слизь из члена Сергея, измазала мои пальцы. Ассоциация была реалистична, будто два времени соединились. Даже воспоминания прежней боли, вернулись в вульву, вызвали радость, эйфорию. Ласкаю орган, провожу два раза от головки до яичек. Ментально ощущаю фрикции Васи в себе, впадаю в оргазм. Член тоже пульсирует спермой. Пульсация по руке передаётся мышцам вагины. Конвульсия охватывает моё тело. Со скрипом в зубах, стараюсь окончательно не потерять реальность. На успокоение тратится минута. Снимаю трусы с парня, иду в ванну, стираю их.

— Не волнуйся, в первый раз так бывает, — говорю Сергею. — Сходи, ополоснись.

Расправила постель.

— Анна Андреевна, вы такая красивая. Не налюбуюсь очертаниями вашего тела.

— В приделах этой квартиры, называй меня, Аня... Фигура мне самой нравится. Твоё тело прекрасно молодостью, силой. Фалдус соответствует твоей стати — понравится твоей жене такая игрушка. Тактильное изучение, добавит полноту картины. Приляг, поласкай меня, я тебя.

За время, необходимое для двух шагов, пенис поднялся к указателю «десять часов». Звон от яиц, пошёл после пары касаний руками об мою грудь. Притягиваю парня меж своих ног.

— Не пугайся, если я отключусь — со мной так бывает во время наивысших наслаждений. — Предупреждаю его.

Одеревеневший, молоденький пенис, беру рукой, обмазываю головку слизью, направляю во влагалище. Трепещу от понимания, что фалдус ещё не был в эксплуатации, ни разу не находился во влажной среде женского лона. Парнишка еле дышит, руками не перестаёт мять груди.

Трудно удержаться, чтобы раньше времени не оргазмировать. Парнишка, молодец, энергично работает тазом... Нет... , не могу... я долго о Сергее рассказывать... Много хорошего было в наших уроках, но не могу. Комок в горле мешает... Обучила его правилам, эстетике половых актов. Не за один раз конечно, шесть вечеров посвятила обучению. Сказала, что это отец уговорил меня быть его учителем.

— Девушка твоя ещё девственница... ? Как дело дойдёт до... Ты понимаешь? Есть у вас, где укрыться... ? Так вот, возьмёшь у меня ключи от этой квартиры. Чтобы всё было романтично. На память о первом соитии.

Через два дня прибежал за ключами. Потом они ещё несколько раз бывали на явке. Осенью мужчину забрали в армию...

Четыре года спустя, Геннадий, отец Сергея, встретил меня у дома. Он осунулся, посерел. Поседел. За руку держал внучку.

— Это моя внучка Анечка. В честь тебя назвал. Благодарю тебя за уроки сыну... Вот оставил нам наследницу... Молох забрал нашего папу... В афгане...

— Давайте помянём Серёжку, моего самого молодого любовника.

{♂ 19 ♀}

—... Летом восемьдесят шестого я поехала на Алтай, в Белокуриху, отдохнуть. Так-то всегда самолётом летала. А тут ехать сутки, взяла билеты в купейный вагон. Зашла в своё купе. Там уже ехали — пожилая женщина, лет так за шестьдесят и девушка двадцатилетняя. Познакомились. Женщину не помню, как звали. Девушка Анжелой назвалась. На следующей станции в купе зашёл четвёртый пассажир. Мужчина по виду лет тридцать с хвостиком. Бывший зек.

— О, бля! Как мечтал! — сказал он, бегло осмотрев нас, не представившись, не поздоровавшись. Кинул багаж на полку и вышел. Вернулся с четырьмя пустыми стаканами.

— Ну что, соски, выпьете со мной за свободу? Я только откинулся. — Не встретив желающих выпить с ним, налил себе водки из бутылки, которую вытащил из сидорка. Чуть ли не полный стакан, выпил, понюхал рукав и присел на полку, к Анжелке. Не обращая внимания на нас, положил ей руку на бедро.

— Хочешь, соска, настоящего мужского члена? — Анжела, откинула руку и пересела к нам. Женщина выбежала из купе. Скоро вернулась с проводником. Тот попросил быть вежливей, и переселил женщину в другое купе, так как та отказывалась ехать вместе с «наглым хамом».

— Ещё лучше, баба с возу кобыле легче. Так как, соски, показать вам, на что способен свободный мужчина? — Налил себе ещё выпить. После вышел покурить, не дождавшись нашего ответа.

— Чтобы ни случилось, сиди и не бойся. Тебя он не тронет. С такими надо так же нагло говорить.

— Ах, красатулечка, лапулечка, до чего же я рад, что ты едешь со мной в купе. Так ска-ать попуцица, тьфу бля, попущица... Да лано, пох... — Продолжил он приставать к Анжеле, после перекура.

— Тебя, хуила, мама видимо не обучила, что не со всеми девушками надо говорить, не как с пидорами в зоне или шалавами подзаборными. Или долго чалился, что с грубости начинаешь базар? Мы девушки современные, воспитанные. Мог бы поласковей пригласить нас. Испробовать мужского члена, мы знаем где. Если, что можем тебя самого обвафлять. Хочешь настоящей женской вафли?

— Упс, ты, что зечка? Не видно по прикиду. Лан, давай по нежному.

— Дочь зека. Сестра зека. Папаня в пятьдесят третьем году, здесь в Н-ске умер от тубика. К невестке не лезь, мудила. Везу эту целку к брату. Батя её проиграл в карты моему брату. Брат за неё тебя на перо посадит. Водяру свою убери, вонь от неё. Ну-ка, целка встань. — Все время, разговаривая грубо, не позволяю вставить слово в мою тираду, лезу в свой чемодан, достаю бутылку коньяка, закуску. У самой мондраж от внутреннего куража, с которым я, общаясь с мужиком, решаю его напоить, чтобы не приставал.

— Вот напиток, мной любимый. — Наливаю в стаканы — мужику больше половины, себе меньше половины, Анжеле на палец. — Как звать-то тебя, мил человек? Откуда на свободу вышел?

— Виталя я. Откинулся из... , — называет номер тюрьмы, где умер мой папа. — Шестерик, нахуй, отбарабанил.

— За твоё здоровье, Виталя. Анжел, давай пей, не ссы, Виталя хороший парень... Хуй знает, чего это нормальных пацанов менты сажают?! Вот и брата моего по беспределу хапнули. Восьмерик уже отчалил. Ещё год тарабанить. Давай, Анжел, налей нам ещё... Да, лей ты нормально, чо по капельке льёшь?! Пей Виталя, колбаской вот закуси, почувствуй вкус свободы.

Выпитый коньяк расслабил меня. Виталя присел ко мне вплотную, начал движения руками по моему телу. Бедра, попку погладит. Уже не нагло, не по-джентльменски конечно, но допустимо. Во время, когда он выходил покурить, раскрепощалась, снимала напряжение. Наставляла попутчицу как себя вести. Оставлять его наедине с нашими вещами боялась, фиг его знает, в чемодане у меня дорогая одежда, украшения мои, коньяка ещё три бутылки. У Анжелки тоже золотые изделия, деньги. Договорились по очереди в туалет выходить, она уже не боялась ненадолго оставаться с попутчиком. Я почувствовала слабость мужика. Если дальше выдавать себя сочувствующей его душе, он не будет наглеть.

Выпили, закусили. Анжела тоже от выпивки растаяла, вылезла из угла. Улыбалась скабрёзным шуткам. Поздний вечер, коньяк выпит. Остатки водки Виталя тоже выпил. Но никак не засыпает. Спермотоксикоз блокирует действие алкоголя. Гормоны давят. Рука Виталика, массирует мои ляжки, тянется к грудям.

— Анжел, иди, чисти зубы, и спать ложись, мы тут ещё поговорим. — Решаю пожертвовать своим телом.

Виталя, хоть пьян, но тоже пошёл чиститься, умываться. Анжелку отправила на верхнюю полку, насказав не удивляться событиям.

— Муж у меня строгий, но мы же не будем афишировать, того что здесь произойдёт... ? Показывай, настоящий мужской хуй... Ух, ты... ! Нормальный такой инструмент... А это что? — Нащупала под венцом залупы твёрдые предметы.

— Шары! Для вас, сучек, бля, боль терпел бля, чтобы значиться удовольствия вам причинять, бля!

Я охерела!!! Слышать, слышала, но встретился впервые. Благо, что презервативы у меня импортные всегда в сумочке находились. Надела две штуки на оригинальный фалдус. Легла под Виталика. Пизда моя боялась, сжалась до вагинизма. Не впускает вовнутрь. Виталя давит, причиняет боль.

— Подожди, сейчас расслаблюсь, честно сказать впервые такую игрушку пробую. — Беру член руками, нежно вожу по срамным губкам, чувствую наступающее расслабление. Виталя дышит как паровоз от возбуждения. Наконец-то хуище вошёл в мою дрожащую, толи от экстаза, толи от страха плоть. Необычность члена почувствовала сразу. Шары разминали мускулатуру влагалища. Натирали слизистую. До оргазма не дошла. Сказалось воздержание ебунка. С кряхтением спустил. Вынул. Посмотрел на количество спермы в презервативе. Ещё раз крякнул. Я перелезла на свою полку.

— Щас, отдыхну и ещё раз напялю. Хошь, сучка? Вижу — хошь. — Я действительно хотела. Вернулась к нему на полку, позволила лапать себя. Посмотрела наверх. Анжела наблюдает за нами. Эксгибиционизм появился тут как тут.

— Нахуя два то? — Ворча, спрашивал Виталя, натягивая второй гандон.

— Боюсь, что порвётся один, вон какой хуище, зашарённый. Вдруг ты заразный, хер знает, с кем в тюряге сношался. — А Анжела наблюдает, как мужик надевает гандоны, глотает слюну. Смотрит, как ёбарь всаживает скипетр. Прислушивается к моим стонам. Вижу, начинает себе клитор дрочить.

Каскадный оргазм начался с микро и поднялся до макро за несколько минут. Уложила ебаря спиной на полку. Заскочила на елду. Сняла майку, расстёгнутый лифчик. Царапаю его волосатую грудь, охаю непрерывно. Запах от немытых мудей, подстёгивает меня ещё сильней. Шары во влагалище творят невообразимое... , все спящие точки проснулись, начали участвовать в процессе. Анжела на второй полке натурально ебёт себя рукой. Слегка отвлекает меня раздумьем, чтобы не сорвалась и не приняла непосредственное участие в перепихоне, сорвав легенду о моем брате. Ёбарь ещё сильнее засадил гарпун, напоминая мне о себе. Обессилила себя окончательно. Виталя предложил:

— Давай в шоколадный глазок? Больно ты страстная.

— Убью, падла, если туда сунешься! С поезда, блядь, не сойдёшь! Выкинут нахуй! Раком стану, давай вставляй.

По секрету скажу вам, девчата — так возбуждена была, что хотела распечатать и анус. Боялась боли. И что-то ещё сдерживало.

Виталя начал драть меня в моем любимом положении. Легла грудью на постель, и отдалась на растерзание драконом. Пять шаров, как когти зверя истязали мою плоть. Матка под действием оргазма опустилась ближе к входу во влагалище, принимала поцелуи залупы.

— Вот так тебя, сучка, будет драть её братан, — говорил Виталя Анжеле, смотрящей на наше совокупление, — будешь так же стонать, бля. А-а, бля, смотри, сука, учись, как надо ублажать ёбаря, а-а-а!

От своих слов он кончил. Один гандон порвался. Я перебралась на своё место. Утром расстались как давнишние знакомые.

Анжела тоже ехала в Блядокуриху. Прописались с ней в один номер. Призналась, что так сильно онанировала, наблюдая за моим соитием, что поранила срамные губки. Как дочку обучила её тонкостям обращения с мужчинами. Сказала, что не надо бояться больших членов — пизда наша растяжимей, чем размеры фалдуса. Но и мелкими хуйками не пренебрегать — ведь не от размеров зависит услада, а от качества партнёра.

Вместе с ней, я поменяла четверых мужчин. Она пятерых. Возвращалась в номер поёбанной кошкой. Как будто отчитывалась, говорила о качестве и количестве соитий. Сказала, что не нравится ей сосать, мол, не возбуждает. Что фелляция наоборот отвлекает. Зато понравились два пальчика одного из парней в её прямой кишке, и она подумывает об анальном спаривании.




Ебипетский папирус. 1
Ебипетский папирус. 2
Ебипетский папирус. 3
Ебипетский папирус. 4
[Spoiler (click to open)]Ебипетский папирус. 5
Ебипетский папирус. 6
Ебипетский папирус. 7


Tags: эротика
Subscribe

Posts from This Journal “эротика” Tag

  • Отношения: Волнообразное чувство 18+

    Категория: Cuckold, Измена, Наблюдатели, Фантазии — Я больше не могу, давай трахай меня, я хочу кончить!, злобно, сквозь зубы и…

  • Отношения: В твоих объятиях

    Категория: Романтика Я, наверно, сумасшедшая... Потому что стою перед тобой. Вживую. И ты рядом — только руку протяни. Не строчки, не…

  • Отношения: На каждого хитреца...

    Категория: Измена Они сидели напротив меня втроем. В дверях стояли Пит и Алекс, а у стола, разложив бумаги, два адвоката, мой Стивен и…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 9

    Категория: Измена, Служебный роман Хозяин Наутро Вика везет Виктора Н. с телохранителем, проведшем ночь в её гостиной, в салон. Служащие…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 8

    Категория: Измена, Служебный роман А Виктор Н. безустанно плетет сеть интриг, готовых намертво опутать беспечного молодого директора. Вот…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 7

    Категория: Измена, Служебный роман Потягивая коктейль через соломинку, на дискотеке Вика лениво следит глазами за азартно танцующим Ромой.…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 6

    Категория: Измена, Служебный роман — Нет, нет, — твердит Вика и пытается вскочить с его колен, а он, крепко обняв её,…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 5

    Категория: Измена, Служебный роман Горький привкус разрыва Успокоившись и прижавшись телами, любовники обсуждали дальнейшие действия.…

  • Рассказ (эротика). Негодяи 4

    Категория: Измена, Служебный роман Ревность — Это ревность такая или просто нездоровое любопытство? — недоумевала Вика, в…

promo lamazo march 31, 2013 20:12 42
Buy for 20 tokens
Стимулируя любым способом (тепло, надавливание, эфирные масла) эти точки, вы стимулируете работу внутренних органов. Руки — кладезь всевозможной информации: по ним, как по книге, можно узнать не только о прошлом и будущем человека, его наклонностях и характере, но и о состоянии его здоровья…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments